Репортаж из серой зоны или по ту сторону линии разграничения

По дороге к Станице Луганской из Северодонецка, настоящего административного центра Луганской области, 9 блокпостов. На каждом из них украинские военные проверяют документы у тех, кто приближается к линии разграничения. Пересечь ее можно только в Станице Луганской, единственном пункте въезда-выезда в Луганской области. Он пеший, автомобильного нет совсем. Последние 2 недели здесь аншлаг – пункт перегружен в 4 раза. Так называемый границу ежедневно пересекают до 8 тысяч человек, а рассчитан он на 2.

С оккупированных территорий люди в основном приходят за пенсиями и соцвыплатами. Люди, которые возвращаются на оккупированную территорию, с журналистами общаются неохотно. Сетуют, что приходится весь день выстаивать очереди, зато уверяют, что в оккупированном Луганске, до которого от Станицы 2 км, дефицита продуктов нет и цены не выше. Да и вообще «там все нормально».

Наш гид по Станице Луганской — первый заместитель председателя Станично-Луганской райгосадминистрации Сергей Исаев. Он показывает разрушенные дома вблизи контрольного пункта въезда-выезда и следы от града.

Линию разграничения здесь пересекают не только местные. Приезжают и из Северодонецка, и со всей Украины. «Ходят все, но есть категория людей, которые туда никогда не пойдут. Те, кто имеет проукраинский настрой и кто открыто высказал свою позицию в отношении так называемых ЛНВ и ДНР, те, конечно, не ходоки», — говорит Сергей Исаев.

Интересуюсь, а как встречают на «той» стороне? Боевики преимущественно не заморачиваются и пропускают почти всех. «Хотя и у них есть свои базы, — утверждает наш гид и говорит, что хорошо было, если бы они просто не пропускали тех, кого не хотят видеть. Зато, «неугодные» попадают «в подвал».

Традиционных вопросов, кто за кого, местные избегают. Но настроения людей очень меняются, когда они попадают под обстрелы. Например, когда не успевают пересечь линию разграничения и остаются ночевать в Станице Луганской. Как только стемнеет, город обстреливают. До позиций сепаратистов отсюда меньше километра, пули долетают. Более месяц назад был случай, что женщину ранили посреди белого дня, когда она вышла во двор развешивать одежду.

Тяжелее всего в городе было в августе 2014. Тогда разгромили одну школу. Другую – наполовину разрушили. Сейчас обучение в ней возобновили. Здесь почти две с половиной сотни детей, после обстрелов в город вернулось 130 школьников. Язык обучения — украинский, так решили местные депутаты. Однако, не всем родителям это понравилось. По словам директора школы №1 в Станице Луганской Ирины Тимохиной, были моменты, когда родителей пришлось уговаривать, потому что дома все равно они говорят на русском. Но уже третий год классов с русским языком обучения здесь не набирают.

Под обстрелами сильно пострадала и больница. После того большинство медиков покинули город, а сам заведение работало только в определенные часы, в режиме амбулатории. Сейчас в Станице Луганской нет ни одного анестезиолога, не работает реанимация и родильное отделение. Рожать женщины едут за 80 км. И радуются, что в городе заработала уже вторая аптека. Рождаемость по сравнению с мирным временем уменьшилась более чем вдвое.

Решить проблему с кадрами можно, предложив людям хотя бы какие-то льготы, считает временный главный врач Валерий Иванов. «Мне обидно за моих сотрудников, которые здесь с 2014 года, с момента обстрела. У нас, кстати, три медсестры тогда пострадали, получили ранения. Никто из них не имеет ни участника АТО, ни боевых действий. Зато есть структуры, работники которых приезжают на две недели, не все они на передовой, это понимало, но без проблем получают звание участника боевых действий», — говорит медик.

Местные тем временем также сетуют на очереди в банках и органах соцзащиты. Все из-за тех же фиктивных переселенцев, которые приходят с оккупированных территорий, 80% из них это пенсионеры. И лишь 10% тех, кто получает дорогу, действительно живут в Станице.

«Большинство из них – это туристы. Если бы они действительно здесь жили – живите, пожалуйста», — делится руководитель городского управления соцзащиты Виктор Захаров. – Мы сами это видим, они приходят, берут деньги, а потом через рельсы и на ту сторону».

Однако есть и те, кому действительно важно иметь возможность пересекать линию разграничения. Например, школьники с оккупированной территории, которые учатся на экстернате. Их в Станице Луганской 16. Они хотят получить украинский аттестат и сдавать ВНО. Поэтому приходят сюда сдавать экзамены. И часто именно в важные учебные дни с той стороны их умышленно не пропускают боевики.

Украинский блокпост от позиций сепаратистов отделяет меньше, чем километр дороги. У боевиков есть «князь Игорь» — холм с памятником, с которого вся Станица Луганская просматривается как на ладони. Тех, кто идет по коридору «серой зоны», не обстреливают. По крайней мере, таких случаев местные за последние полтора года не припоминают. «Конечно, они же им еду несут!», — говорит военный с позывным Волга.

Войска в Станице Луганской должны были отвести еще в конце года. Но для этого нужно хотя бы неделю без обстрелов. Но больше чем на 2-3 дня тишина здесь не задерживается.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *