Почему МВФ требует аудит НАБУ?

Вчерашний день заморочил голову всем, кто наблюдал за визитом миссии МВФ. Утром сообщили, что они уезжают, днем – что остаются. Вечером министр Кабмина Александр Саенко подтвердил, что миссионеры прекратили работу. Но спустя час открестился от своих же слов. Видимо, миссию целый день уговаривали остаться и, наконец, соблазнили рандеву с Владимиром Зеленским. От нового президента Фонд ждет срочного назначения нового аудитора НАБУ по своей квоте: аудит НАБУ одно из условий нового транша.

О том, чем недоволен МВФ и почему он не хочет давать нам денег, мы подробно рассказали вчера. Но есть тема, которая стоит отдельного повествования – требование МВФ провести независимый аудит Национального антикоррупционного бюро до конца июля 2019 года. Как это записано в тексте Меморандума.

Записано-то записано, но выполнять этот “маяк” предыдущая власть, похоже, не собиралась, считая не самым принципиальным вопросом в дискуссии с МВФ. Да и Фонд, похоже, не сильно настаивал. Но в последнее время ужесточил позицию. Почему?

Может, сильно впечатлились финальной частью истории о коррупции в "Укроборонпроме". Там, где фигурируют правоохранительные органы. Или сказывается влияние на совет директоров Международного валютного фонда его “главного акционера” – Соединенных Штатов. Достаточно прозрачно список претензий к Артему Сытнику огласил личный адвокат Трампа в эксклюзивном интервью "Стране". А, может, все проще: не удовлетворены отчетностью, которую НАБУ обязано было отправлять в МВФ согласно Меморандуму: о том, сколько кого посадили и по какой статье.

И тут надо сделать небольшой экскурс в новейшую историю. Чего только ни делала Украина, чтобы обесценить требование Запада проводить аудит НАБУ. Упиралась, как могла, все четыре года существования наших доблестных антикоррупционных структур. Чего стоит одна уморительная эпопея с избранием члена комиссии по квоте Верховной Рады.

По всей видимости, такой странный кадровый выбор объяснялся тем, что аудиторы от ВРУ и КМУ не должны были мешать аудитору по квоте президента Павлу Жебривскому. Общеизвестно, что экс-глава Донецкой военно-гражданской администрации и брат фармацевтической “королевы” Фили Жебривской – близкий соратник Петра Порошенко

Сначала во время рейтингового голосования “прокатили” кандидатуру американца Роберта Сторча и британца Найджела Брауна. Потом американцы прислали нам партнера компании Baker&McKenzie Томаса Файерстоуна. Неоднозначный подарочек, прямо скажем: когда-то работал постоянным представителем по правовым вопросам в посольстве США в России. В 2013 году его объявили персоной нон грата. Газеты связывали это то ли с делом Магнитского, то ли с неудачной попыткой вербовки со стороны российских спецслужб. Как бы там ни было, но в Украине Файерстоуну тоже не обломилось счастье – аудитором НАБУ его не назначили.

Парламент в итоге выбрал 81-летнего юриста-международника, доктора юридических наук Владимира Василенко. В 2002-2005 годах – судью Международного уголовного трибунала по вопросам бывшей Югославии. А в 2006-2010 гг. – представителя Украины в Совете ООН по правам человека.

Уважаемый человек, ничего не скажешь, но страшно далекий от расследования антикоррупционных преступлений. Как и другой аудитор НАБУ (по квоте Кабмина) Михаил Буроменский. Еще один международник – возглавлял кафедру международного права в Юридической академии им. Ярослава Мудрого. В 1984 г. защитил кандидатскую диссертацию на тему "Механизм переговоров о разоружении (международно-правовые аспекты)".

По всей видимости, такой странный кадровый выбор объяснялся тем, что аудиторы от ВРУ и КМУ не должны были мешать аудитору по квоте президента Павлу Жебривскому. Общеизвестно, что экс-глава Донецкой военно-гражданской администрации и брат фармацевтической “королевы” Фили Жебривской – близкий соратник Петра Порошенко.

Надо учесть, что по закону уволить директора НАБУ и его замов можно только по результатам независимого аудита. При этом решение принимается большинством голосов аудиторов (достаточно два голоса против одного). Не удивительно, что американцы моментально выразили неудовольствие назначением Жебривского. Они же тогда, как сказал Джулиани, “топили” за Сытника. Особенно их посольство на Украине.

Да и сам Жебривский был не в восторге от возложенной на него миссии “могильщика антикоррупционных ставленников Запада”. Охотно жаловался прессе, что "на сегодняшний день кто финансирует аудиторов непонятно, кто предоставляет офис непонятно, какие права и полномочия непонятно”.

На самом деле все перечисленные им проблемы легко решались бюрократическими методами. Достаточно было принять Положение о секретариате комитета аудиторов и прописать там все, что нужно.

Но вместо этого бывший военный губернатор ретировался через 7 месяцев после назначения: 19 июня 2018 года он вступил в должность, а 19 декабря 2018 года подал в отставку. И его сменщик до сих пор не назначен. Что делает независимый аудит Национального антикоррупционного бюро в указанные в Меморандуме сроки – до конца июля 2019 года – невыполнимой задачей.

Всем новосозданным по требованию Запада антикоррупционным органам было велено рапортовать с максимальной конкретикой. Как на своих сайтах, так и в личных донесениях в МВФ. НАПК – сколько проверили деклараций чиновников. Суды – сколько посадили. НАБУ – сколько и по какой статье фигурантов расследований привлечены к уголовной ответственности

Даже если Владимир Зеленский после встречи с миссией срочно назначит нового аудитора НАБУ по своей квоте, это не решает проблемы целиком. Поскольку по Меморандуму в разработке технического задания для аудита НАБУ должны принимать участие специалисты МВФ.

А их замысел заключается в том, чтобы Кабмин подал до конца июня 2019 года законопроект, который усилит полномочия НАБУ и расширит спектр методов расследования, включая негласные действия, доступ к компьютерным системам, возможность снимать информацию с каналов связи (прослушивать). Заключение в необходимости таких мер для повышения эффективности деятельности бюро должны дать аудиторы.

Помимо расширения полномочий, МВФ желает, чтобы НАБУ каждый месяц на своем сайте размещал информацию о количестве обвиняемых по уголовным делам и осужденных в судах как первой инстанции, так и высшей инстанции коррупционеров.

Зачем это все нужно Фонду? Мы подробно писали об этом в статье “Ошейник” для Украины. Подарок от МВФ под елочку-2”. Процитирую фрагмент публикации: “Спросите, причем тут МВФ к Высшему антикоррупционному суду? Считается, что коррупционеры “съедают” большой кусок национального дохода, отбирая его у кредиторов. Которым по праву должен принадлежать почти весь наш заработок как страны”.

Именно поэтому всем новосозданным по требованию Запада антикоррупционным органам было велено рапортовать с максимальной конкретикой. Как на своих сайтах, так и в личных донесениях в МВФ. НАПК – сколько проверили деклараций чиновников. Суды – сколько посадили. НАБУ – сколько и по какой статье фигурантов расследований привлечены к уголовной ответственности.

Мы даже публиковали шаблоны таблиц отчетности: отдельно по категориям – депутаты, прокуроры, судьи, чиновники высшей категории и проч. Но с начала года никаких впечатляющих результатов НАБУ не показало. А лишь засветилось с неприглядной стороны в “оборонгейте”. Задержание экс-главы Нацгвардии Юрия Аллерова за то, что он поменял 50 квартир в центре Киева на 65 в спальном районе, выглядит, мягко говоря, неубедительно.

Такое Сытнику вряд ли засчитают в МВФ. А “зонтик” в виде защиты от посольства США уже не работает. С тех пор, как Мари Йованович было сказано “давай, до свидания”. Не удивительно, что директор НАБУ не исключает свою отставку с занимаемой должности. И заявляет, что новая власть будет давить на антикоррупционные органы. Но уволить его без аудита НАБУ нельзя. А провести аудит тоже невозможно, так как нет одного аудитора и план не согласован с МВФ. Круг замкнулся. И появилась еще одна причина не дать нам деньги.